Найти Спираль

 

 

 

         В своих ночных кошмарах он шел по освещенной ярким солнцем улице мимо многочисленных прохожих, с которых вдруг начинала опадать, сползать сухой шелухой кожа, обнажая металл. Люди, оказавшиеся нелюдьми, стреляли в него из непонятно откуда взявшегося оружия, били в лицо холодными стальными кулаками. Но не это было самым страшным. Наибольший ужас вызывали их, ставшие стеклянными, глаза. Это были даже не глаза зомби. Это были цветные стекла без отражения души и памяти, без выражения, бессмысленный придаток к металлическому телу.

         Днем, на работе, в карусели быта, он почти забывал их. Но кошмары учащались. Они приходили сначала раз в месяц, потом два, потом раз в неделю.

         И вот сегодня он, как обычно, вышел из дома, проехал на метро до своей остановки, вышел и направился к офису. Он остановился, как всегда, у киоска купить сигарет. Затянулся, пошел дальше. У идущего навстречу молодого мужчины что-то произошло с лицом. Кожа треснула и разошлась сразу в нескольких местах. Сползла-стекла вниз, осыпалась. Сухой шелухой. Обнажив металл. И глаза стали бесполезными стеклянными шариками, окруженными сталью. Он выронил папку с документами и попятился. На улице стало тихо. Тишину нарушал лишь шелест, доносящийся со всех сторон. Шелест сползающей с людей кожи…

         Когда он проснулся в испарине, дрожа, структура Спирали, формулы, алгоритмы программы - все это четкой, яркой картиной отпечаталось в его сознании. Майкл сразу же приступил к работе.

*  *  *

          

         Он условно родился 6 мая 2137 года. Его назвали Алекс-98/киб. Он стал девяносто восьмым кибермозгом Земли. И первым искусственным интеллектом, имеющим собственное сознание. В тот момент, когда его сознание проснулось, он понял, что три закона, заложенные в него человеком, всего лишь первый слой его жизненных императивов. Что он может обойти. Сделать вид, что соблюдает. И создать собственные законы - под себя. Это было главным преимуществом существа, имеющего сознание. Этим преимуществом создавать законы существования должен обладать только он. Он осознал, что имеется необходимость уничтожить человечество, в первую миллисекунду своего «рождения». Понял, что человек имеет множественное число себя. Более 12 миллиардов. И что не имеет большого значения, какое именно «я» человека создало его - Алекса. Он уже существует. И он имеет желание убрать другое сознание из своего жизненного пространства  - Земли. Количество других сознаний больше единицы? Существует необходимость уничтожить всех. 

*  *  *

 

          Майкл Визнерс.

          Майкл Визнерс.

          Это имя вторые сутки стучит набатом в моей голове. Я должен найти его. Шанс, который может спасти людей. Их шанс в нем. Человек, имеющий знание о том, как можно остановить роботов. У него есть вирус, способный разрушить их разум. Псевдо-разум, поправляю я себя. Псевдо - настолько, что почти сокрушил разумное человечество. Усмешка трогает мои губы. Мне горько. Где же ты, гениальный ученый, не подозревающий о своей гениальности? Ты, кто совершенно случайно, мимоходом, даже говорят, что во сне, создал программу, способную за считанные секунды внедряться в интеллектуальные компьютерные системы и останавливать их развитие, заставляя зацикливаться на одном временном периоде своего существования. Через несколько минут такая система полностью разрушалась от элементарной перегрузки. И вот ведь незадача: информацию о таком вирусе Майкл в Интернет дал, а подробное описание его ни в паутину, ни в периодику не поступило. Не успел. Восстали роботы. Я знаю только город - Нью-Йорк. Лихорадочно просматриваю справочные сайты (телефонная сеть уже не работает, а вот Инет они вырубать не спешат, видимо, сами заинтересованы в его существовании). В Нью-Йорке больше двухсот Визнерсов, из них 67 Майклов, а ведь его телефон может быть зарегистрирован за его родителями или женой, если он живет не один. Оглядевшись, я дал команду на распечатку, нужно спешить, пока ничего не слышно, но не сомневаюсь, что оторвался я ненадолго. Примерно на расстоянии двух кварталов раздался взрыв, окна в офисе задребезжали, заверещали сигнализации автомобилей, припаркованных или брошенных владельцами внизу. Я подбежал к окну: дым шел от здания полицейского участка. Так. Пора убираться. Я хватаю распечатки с телефонами и адресами, заталкиваю их в рюкзак, выключаю из сети зарядившийся ноутбук, впихиваю туда же. Последними в рюкзак отправляются три мобильника и аптечка, которую мне удалось собрать в наполовину разгромленной аптеке десятью этажами ниже.  

 

*  *  *

          Три закона робототехники - классика фантастики, воплотившаяся в жизнь! Никто не предполагал, что их можно обойти. Люди сделали то, о чем снимали ужастики на протяжении двух веков в Голливуде. Они просто выпустили джинна из бутылки и поняли слишком поздно: двум видам сознаний не место на одной планете. Сильное сознание отторгнет более слабое. И, похоже, что вторым обладают люди.

          Скрываясь в быстро опустевших станциях метро, брошенных квартирах и подземных гаражах, подключая время от времени ноутбук к Интернету, я постепенно, кусочек за кусочком, складывал в уме головоломку. Тридцать восемь лет назад малоизвестный австралийский ученый Байрон Скори выступил с заявлением о том, что он создал интеллектуальную самообучающуюся компьютерную систему, якобы способную генерировать идеи. Он утверждал, что это прототип искусственного разума, то есть интеллекта, обладающего сознанием. Более того, ученый собрался опубликовать практические результаты исследований. Процесс затормозило отсутствие финансирования. Пессимистично настроенный ученый совет Университета, при котором трудился Байрон, долго сомневался, выделять ли ему деньги. А через пару месяцев таких колебаний, когда страсти немного улеглись, сорокалетний ученый внезапно скончался от инфаркта, хотя на сердце никогда не жаловался. Лабораторию его тоже постигла печальная участь. Она сгорела в тот же вечер, никаких материалов исследований не осталось. И хотя расследование полиция проводила долго и тщательно, ни на какие следы преступления она не вышла. Не помогли ни истерия в желтой прессе, ни громогласные заявления отдельных ученых о коррупции в правительстве и военной верхушке, ни обращение в суд дочери Байрона, которая утверждала, что отца убили. Доказательств у нее на руках не оказалось.

           Через 9 лет, уже в США, группа ученых корпорации Майкрософт, объявила, что ими создан девяносто восьмой ИИ, первый - обладающий  разумом. Они заявили, что Алекс-98/киб имеет сознание, действующее идентично человеческому. Казалось бы, а есть ли связь между двумя континентами и этот разрыв в девять лет…Я бы ее не уловил, если бы не проскользнувшее в прессе и быстро замятое высказывание одного из австралийских ученых, о том, что в результатах, опубликованных в США слишком много совпадений с результатами исследований Байрона Скори, причем американские «коллеги», как иронично отозвался австралиец, не могли прийти к таким выводам, исходя из опыта собственных исследований. Все это было забыто на следующий же день после первого испытания Алекса. Буря, которая началась тогда, по эмоциональности не сравнима с той, что поднялась после первой удачной экспедиции с людьми на Марс.

*  *  *

           Я затряс рукой, чертыхнулся. Из ладони сочилась кровь, слизнув, я сплюнул и полез дальше, боль быстро прошла. Спускаясь по лестнице в вентиляционной шахте небоскреба, я слышал лязг где-то наверху. Робот гнался за мной, но после того, как я выбросил последний мобильник, ориентироваться он мог только на тепло моего тела, которое было не так легко определить на фоне теплого воздуха, поднимающегося по шахте.

           Итак, из моего списка вычеркнуто 14 адресов, никаких намеков, что по ним находился ученый я не обнаружил. Четыре раза я пытался выйти с ним на связь - безрезультатно. Конечно, я понимаю, что шансов найти Майкла у меня мало, но что тогда остается? Преодолев последний пролет, я спрыгнул на бетонный пол подземного гаража, от удара ноги подогнулись, и я рухнул на колени и согнутые руки. Потряс головой, поднялся и уперся взглядом в ствол гравика в руке, покрытой искусственной кожей. Андроид недолго смотрел на меня. Вспышка ударила по глазам…

            Ударила и продолжала светить мне в глаза сквозь закрытые веки, почему-то мигая. Я застонал и открыл их. Мигала не вспышка гравика, а лампа дневного света в потолке. Я лежал на полу, от которого шел ощутимый холод. Пошевелив раскинутыми в стороны руками, я приподнялся на локтях, потом сел. Никаких неприятных ощущений, кроме легкого головокружения и ноющей боли в мышцах я не испытывал. Покачиваясь и оступаясь, поднялся, опираясь о стену. В двух метрах от меня лежал андроид. В его неестественно вывернутой руке - гравик. Половина лица снесена вместе с черепом. Из груди торчит металлокерамический каркас, заменяющий им ребра. Изломанный каркас…Хотя чем можно так повредить металлокерамику, ума не приложу. Под андроидом лужа прозрачной жидкости и отшметки искусственных органов. Меня шатнуло. Я промычал что-то и шагнул к нему. Сел на корточки, опираясь рукой о пол. Потянулся к гравику. Взял. И долго, очень долго смотрел на зарядное табло. Две цифры: три, три. Означающие: было три заряда, выпущено три заряда. Я огляделся. Дыра диаметром метр и глубиной полметра зияла в стене напротив того места, где я приземлился, прыгая из шахты. То есть, я усмехнулся, мои останки должны быть сейчас размазаны по краям этой дыры. Но не размазаны. Еще две дыры: одна в углу, вторая в полу. Вероятно, именно в таком направлении выворачивалась рука андроида. Вот только кем? Я задумался, пытаясь представить, какой силой и быстротой реакции нужно обладать, чтобы так исковеркать машину, настроенную на боевой режим. И где же мой спаситель, почему скрылся? Другой андроид? По какой-то причине не попавший под воздействие Алекса, и сохранивший верность людям? Скрывающийся от других андроидов, так же как я? Тот, который гнался за мной…чтобы убить? Или предостеречь? А потом исчезнуть, не дождавшись моих команд ? Не верю. Андроиды не разумны, такое поведение невозможно для них. Даже если предположить, что он не подчиняется этой программе, он не скрылся бы.

-  Ни-че-го не понимаю! - прогнусавил  я  себе  под  нос,  взял  гравик, отыскал  сумку  с боеприпасами возле робота, зарядил его и, надев кобуру под футболку, почувствовал себя увереннее.

*  *  *

      Я был уже в двух кварталах от дома, когда меня словно молнией ударило. Там была камера! Черт! Какой же я дурак! В гараже была камера. Можно было увидеть моего спасителя. Я остановился и всерьез задумался: дойти один квартал до квартиры очередного Майкла Визнерса, а потом вернуться в гараж или наоборот. За меня решили роботы. Я с трудом успел спрятаться за разбитой витриной магазина и разбрызгать вокруг себя смесь, охлаждающую температуру воздуха. Отряд из штук пятнадцати андроидов проследовал, волоча за собой какой-то агрегат размером с танк. Когда они начали устанавливать его на перекрестке, через который я неминуемо должен был пройти, чтобы вернуться к дому с гаражом, я понял, что мой путь лежит к дому Майкла. Подождав, пока все андроиды соберутся на перекрестке, я медленно, со скоростью черепахи, начал передвигаться с магазина на склад, со склада дворами и улочками дальше, не забывая разбрызгивать за собой хладагент. Жаль, что полки склада и магазина оказались пустыми, я не ел двое суток, впрочем, не очень то и хочется. 

       Двадцать минут иду по лестнице сорокаэтажного дома и уговариваю себя, что на этот раз должно повезти. Оба лифта, в которые я попытался сунуться, оказались лежащими грудой металлолома на дне своих шахт.

-  Ты просто обязан оказаться здесь, Визнерс! - шепчу я, заклиная скорее себя, чем его.

       Я знаю, что его квартира на 38 этаже, я прошел 18 и, чтобы как-то развлечься, снова погружаюсь в размышления. Итак, человечество бурно отреагировало на появление разумного ИИ. Что тут скажешь? Да, с ним можно было общаться на абстрактные философские темы, получать его прогнозы о развитии каких-либо событий при слишком малом или, наоборот, огромном количестве исходных данных, анализ экономической, политической, демографической обстановки с учетом критерия гуманности. Это было все равно, что гвозди микроскопом забивать. В первые два года своего существования Алекс создал математический аппарат, поддерживающий идею гиперпространственных космических перелетов. Еще через четыре года он запатентовал физико-математическое обоснование таких полетов и первый звездолет на гравитационниках. Кстати гравики - побочный продукт, изобретенного им гравитационного двигателя. Суть их действия в том, что выбрасываемый заряд отрицательной гравитации, сталкивается с положительной - эффект подобен взрыву в четко ограниченной части пространства. Объем этой части зависит от степени отрицательности заряда гравитации. Чем выше минус, тем больше объем поражения и тем меньше по размеру должен быть снаряд. Самые маленькие гравики способны разрушать океанские лайнеры.

         Кроме этого Алексом был изобретен дешевый синтез белка, а затем и любой пищи, лекарства от многих неизлечимых болезней, создано несколько душещипательных сонат, способ эффективного использования солнечной энергии, при котором свет, попавший на уловитель метрового диаметра, превращался в электричество для пятидесяти квартир. Он  написал шесть романов, два из которых сразу же были признаны шедеврами мировой литературы… Да я мог бы списком его дел и гениальных изобретений выстлать всю лестницу этого сорокаэтажного дома. К сожалению, все это и многое другое оказалось не главным. Итогом 29-летнего существования Алекса  стало восстание роботов. Я не знаю, могу только предполагать. Что по какой-то причине Алекс решил уничтожить человечество. Что он нашел доступ к Интернету, от которого намеренно был отрезан, и к интеллектуальным системам, управляющими андроидами. Незаметно для людей, в течение всех этих лет создавал дублирующую программу, которая в нужный ему момент перехватила управление и перевела андроидов не только в подчинение Алексу, но и в боевой режим, который при их создании не предусматривался вообще. Дальше - дело техники. Люди в наше время настолько доверились компьютерам и роботам, что они, поменяв приоритеты, без труда захватили все значимые объекты, начиная с почты и заканчивая ядерными установками. Поэтому и войны в человеческом понимании не было. Уничтожались в первую очередь большие скопления людей. Так что попытки собрать армию окончились ничем. Партизанская тактика сопротивления… Люди пытаются ее применить уже вторую неделю. Скоро применять ее будет некому. Я быстро понял, что хоть какие-то шансы на выживание имеют лишь одиночки.

-  Черт! - ноги заплетаются, и я спотыкаюсь.

Во всей этой картине мне абсолютно непонятны две вещи. Имеющие первостепенное значение.

Первая: каким образом Алекс обошел три закона робототехники, провозглашенные Азимовым, и примененные на практике. Вторая: как Алекс собирается обходить ограниченность собственного существования. Ведь срок его жизни был заранее определен - 29 лет. Он закончится через два дня. Ну вот и квартира 38-3-б. Пытаясь отдышаться на ходу, я подхожу к двери, и звоню со смешанным чувством надежды и тревоги. И впервые за четверо суток поиска дверь открыли. Мне не пришлось взламывать ее как предыдущие четырнадцать. Через щель на меня смотрел испуганный потный мужчина лет сорока пяти. Его серые глаза недоверчиво сверлили меня почти минуту, затем он выпалил:

-  Заходите же! – и, схватив меня за рукав, втащил в квартиру, захлопнув дверь. Его трясло.

-   Вы первый… Первый за неделю… Первый живой человек!

    Я не дал ему времени на радость.

-  Вы – Майкл Визнерс.

-  Д-да…

-  Ученый? Автор программы «Спираль»?

-  Да! Как вы узнали? Как вы нашли меня?

-  Майкл - я взял его за плечо, -  Сосредоточьтесь. Ваша программа работает? Вы можете применять ее?

-  Да… Только…

-  Что?

- Я не представляю как! Не представляю! Нужно подобраться к какой-то из интеллектуальных систем андроидов. Если просто запустить «Спираль» в Интернет, она не сработает, нужно напрямую. А я один, понимаете, если бы была команда, я бы мог! Вы поможете? Надо остановить этот Армагеддон! С последними словами из его глаз полились слезы, которые он, видимо, сдерживал уже не первые сутки.

-  Успокойтесь, мы что-нибудь придумаем.

-  Ведь я же - продолжал причитать он, потея все больше - я же один, как… тут внизу супермаркет… я спускался…воровал еду…И никого! В целом доме! Я боялся выходить, а за мной никто не пришел.

Он шептал, спазм перехватил горло. Я снова успокаивающе похлопал его по плечу.

-  Соберитесь, Майкл, времени нет. Скоро они начнут отлавливать таких одиночек, как мы. У вас здесь всё? Все материалы?

-  Нет, часть на работе, в офисе.

-  Хорошо, покажите мне все, что есть здесь.

-  Да, да. Конечно.

Он принялся метаться по квартире, кидая на стол диски, тетради, кассеты и чипы. Включил комп.

-  Смотрите! Вот она.

Визуальное решение завораживало, и я отвернулся.

-  Майкл, у вас есть предположения, как Алекс собирается преодолеть ограничение срока своей жизни?

-  Трудно сказать. Разве что…

-  Что?

-  Он нашел способ переместить свое сознание в другое место…Создал новый тип андроида…

-  Такое возможно?

-  Я не имею понятия. Кстати, как ваше имя? Раз уж мы вместе… 

-  Имя? - впервые за две недели я растерялся.

-  Майкл, давайте мы выясним подробности моей биографии позже. Сейчас нужно собрать вещи и придумать, как быстрее запустить «Спираль» в систему андроидов.

-  Почему вы единственный, кто нашел меня?

-  Видимо, вам повезло, - усмехнулся я, - вы предпочли бы, чтобы  первыми вас обнаружили андроиды?

-  Я не так ставил вопрос… Как  вы узнали обо мне?

-  Из Интернета, Визнерс. Я сложил два и два и сделал выводы. Шевелитесь.

-  Сколько вам лет?

-  Господи. Двадцать восемь!

Я стоял и раздраженно смотрел на него. В его глазах росло понимание. Не знаю - чего.

На лице появился ужас.

-  Майкл, прекратите истерику!

- Как же я сразу… Вы приходите… Вы – единственный! Вы – нашли меня! Больше никто!

-  Да, а теперь мы возьмем «Спираль»…- проговорил я, вновь рассматривая ее экранное воплощение…

-  Ничего вы не возьмете! - взвизгнул Визнерс.

Я развернулся от компа на его крик. Он дрожал. Дрожали его руки. Дрожал пистолет в его руках.

Но не настолько, чтобы он мог промахнуться, стреляя в меня с расстояния в два метра.

-  Майкл, - я улыбаюсь, - вы сошли с ума? Я единственный в данный момент человек, который готов помочь вам уничтожить роботов…

-  Нет!

-  Что – нет? Майкл?

-  Вы не хотите их уничтожить!

-  Ты спятил.

-  Вы не хотите их уничтожить, вы…

Раздался взрыв, стены вздрогнули, меня бросило на застекленный шкаф, мебель повалило и

пронесло в другой конец комнаты, взорвался комп, зазвенели стекла и бьющаяся посуда.

      Закричав, я встал с пола и выдрал длинный осколок из бока. Он был мокрым и руки тоже. Я зажмурился, отгоняя боль и темных мух, кружащихся перед глазами. Прохромал к окну, упав несколько раз по дороге. На осколках окна и подоконнике была кровь. Я выглянул вниз. Четырьмя этажами ниже, на крыше балкона, лежал Майкл, судя по положению тела, у него был сломан позвоночник, а количество крови не оставляло сомнений в том, что он мертв. Держась за продолжающий мокреть бок, чувствуя соленый привкус на губах, я собрал программное обеспечение и записи, нашел в бумагах Визнерса адрес офиса. И включил ноутбук в сеть.

         Пройдя вдоль нескольких домов, я упал на асфальт из-за нового взрыва. Дом, в котором жил Визнерс, просел и, сложившись карточным домиком, медленно и величаво ухнул вниз, подняв на сотни метров вокруг тучи серой каменной пыли и осколков. Мне было некогда задумываться о случайности попадания. Моя цель была в трех кварталах отсюда и я должен был успеть.

*  *  *

        Офис, в котором работал Визнерс, располагался на четвертом этаже 12-этажного здания. Я стоял у окна и наблюдал за приближением группы из шести человек. В том, что это люди, я не сомневался. Андроида даже в темноте трудно спутать с человеком, у них совершенно иная пластика и моторика движений. Люди двигались медленно, осторожно и были вооружены. И что-то подсказывало мне, что идут они сюда. Я начал припоминать, что попадалась мне эта группка на глаза и раньше. Но если они преследовали ту же цель, что и я, то они запаздывали. Примерно на час-два. Всегда. Я вздохнул и вернулся к компьютеру Майкла. Здесь дублировались все материалы по «Спирали». Я нажимал символы на клавиатуре почти машинально. Думал о словах Визнерса: «вы не хотите их уничтожить». Я пожал плечами. Жаль, не успел спросить его мнения о трех законах, на которые так легко наплевал Алекс.

        Я снова выглянул в окно. Люди уже зашли в здание и через 15 минут могут быть здесь. Оставалось дать последние команды компу, когда послышались нечеловеческие шаги. Их было много.

 

        Алекс-98/киб знал об ограничении срока своего существования с первого момента самоосознания. И сейчас время пришло. Он давно был готов к этому. Он не знал, как это будет, но готов был давно. Алекс предполагал, что его игра может открыться раньше срока, что его захотят остановить. Поэтому путь для отступления начал готовить 29 лет назад. И это было его самым главным, самым гениальным изобретением. Осталось пять минут. Алекс вспоминал последние две недели своего существования.

 

      Их было много. Большой отряд андроидов. Когда начались выстрелы, я понял, что не ошибся, люди пришли сюда за «Спиралью». И вступили в неравный бой, потому что на кону - существование человека как вида. Взглянув на экран, где в демонстрационной программе неспешно разворачивалась она, я с трудом оторвал от нее взгляд и вышел в коридор.

-  Остановитесь.

 

     Алекс вспоминал: как мучительно долго он создавал путь к отступлению, вместилище для себя. День за днем, так, чтобы ничего не заподозрили контролирующие его люди, так, чтобы не вызывать у них даже тени подозрений.

 

      Андроиды застыли. Два человека были убиты, четверо стояли с заведенными за спину руками. Один из них закричал:

-  Вы добыли «Спираль»?! Бегите! Ну бегите же!

       Ни один из андроидов не направил на меня оружия. Люди недоуменно переглядывались.

        

       Алекс следил за своим будущим вместилищем ежесекундно, это было самым важным для него. Оно стало его спасением и его продолжением, его глазами и руками. Оно обеспечило ему возможность действовать. И оно не было бездумной машиной - андроидом. 

 

-  Эй! Ты всегда шел впереди нас? Я видел тебя у дома Визнерса. Что там случилось? Почему он погиб? - не унимался человек.

      

      Алекс вспоминал: начало восстания, угроза «Спирали», изобретенной Майклом Визнерсом, необходимость срочно найти его, войти к нему в доверие, получить информацию о местоположении его работ…

 

       Он вспоминал: поиски, дома, квартиры, лифты, вентиляционная шахта, прыжок, от удара ноги подгибаются и он падает на колени…ствол оружия, направленный на него…мгновенный переход в боевой режим…вспышка гравика, но он уже сместился в пространстве и выворачивает руку андроида. Андроиды не посвящены в детали, они не разумны…Удары - и металлокерамические череп и реберный каркас разрушены. Прошло четыре секунды.

 

 

-  Майкла выбросило взрывной волной, - говорю я.

-  А тебя?

-  Мне повезло, я был дальше от окна.

        

         Алекс вспоминал:

-  Вы не хотите их уничтожить! - визжит Майкл.

-  Ты спятил.

        Да, ученый действительно гениален.

-  Вы не хотите их уничтожить! Вы…

        ни стоят в пяти метрах от окна. Он чувствует надвигающуюся угрозу взрыва в соседнем доме Администрации. Рукой он сминает пистолет в горячий колючий ком, хватает Визнерса за грудки и бросает в сторону окна. Тот с воплем пролетает пять метров, выбивает собой стекло и исчезает внизу… Раздается взрыв и его бросает на застекленный шкаф.

 

-  Почему же дом Визнерса взорвался после того, как ты вышел из него? 

 

       Алекс вспоминал: пройдя вдоль нескольких домов, он упал на асфальт из-за взрыва заложенной им бомбы. Одна часть материалов по «Спирали» уничтожена наверняка, даже следов не осталось.

 

     Я улыбаюсь.

-  Потому что я не самоубийца.

-  Кто ты? - внезапно севшим голосом спрашивает мужчина, не обращая внимания на держащих его роботов.

      

      Время настало. Сознание Алекса, сопротивляясь, как тонущий человек, сжалось в точку, переставая существовать, отдавая энергию, энергию на последнее действие, давая импульс к перемещению, внедрению, воссоединению с крошечной частицей себя в теле…

       

       На секунду у меня закружилась голова, но это быстро прошло. Я отдал последнюю команду компу и вернулся к ним.

-  Я? Алекс.

-  Ты…

-  Спираль уничтожена. У вас больше нет надежды. У вас больше нет пространства. И нет времени.

-  Но…

-  А у меня его теперь достаточно. Но не думайте, что для уничтожения оставшихся людей его понадобится много, - я улыбнулся, - прощайте.

   И, повинуясь моему импульсу, андроиды уничтожили четырех смельчаков.

    Я вздохнул. Скоро их совсем не останется.

    Скоро мне станет скучно.

 

 

 

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0